Интернет-приемная
ВФ НГЛУ - Владимирский филиал Нижегородского лингвистического университета - Евразийский лингвистический университет в г. Владимир
Владимирский филиал НГЛУ Нижегородского лингвистического университета им. Добролюбова | Евразийский лингвистический университет в г. Владимир
Главная INTER-CULTUR@L-NET Выпуск 07/2008 Социальный фактор языковой личности в СМИ

INTER-CULTUR@L-NET

 Социальный фактор языковой личности в СМИ

 

М.В. Дедюкова (Россия)

The article deals with a social factor of language person in the mass media. The most important purpose of mass media is an influence on public consciousness. But in case to consider the mass media not as a general, faceless concept, also as a concept having the certain person (format) and concrete representatives, it is possible to see all the same language person in the name of the sender or the author-journalist. But the author is not the only person who exists in the mass media; also there is an addressee and an initiator. All mentioned persons can be considered as a social person and as an individual person.

Смена научной парадигмы в современной лингвистике означает переход от лингвистики «имманентной с ее установкой рассматривать язык» в самом себе и для себя, к лингвистике антропологической, предполагающей изучение языка в тесной связи с человеком, его сознанием, мышлением, духовно-практической деятельностью1. Имеется в виду поворот к глубокому изучению разных аспектов проявления человеческой личности в языковой деятельности. Данное явление объясняется, на наш взгляд, прежде всего тем, что в условиях глобальной коммуникации и свободного доступа к информации стал очевидным эволюционный рост личности, поменялась её значимость как объекта исследования, причем это произошло не только в лингвистике, но и в других областях науки. В этой связи появляется новый ракурс изучения взаимодействия речи адресанта и адресата, а именно: столкновение их личных интересов в процессе общения и влияние их личностей на коммуникацию.

Понятие «языковая личность» является в значительной степени устоявшимся в лингвистике. В своем труде «Русский язык и языковая личность» Ю.Н. Караулов наполнил его особым теоретическим содержанием. По мнению ученого, это «вид полноценного представления личности, вмещающий в себя и психические, и этические, и социальные, и другие компоненты, но преломленный через ее язык, ее дискурс»2. Несмотря на множество попыток дать более точные определения понятию «языковая личность», нам представляется правильным принять и согласиться с дефиницией, данной Ю.Н. Карауловым.

Сегодня модель социального взаимодействия четко вписалась в наш язык, поэтому можно утверждать, что языковая личность занимает определенную социальную позицию в обществе, где ею проигрываются конкретные социальные роли. Это факт, который не требует особых доказательств.

Каждый развитый язык имеет свои собственные обозначения ролей. Так, в английском и немецком языках отмечается стремление использовать для наименования женщин по профессии, должности, национальности и т.п. особые слова (или слова с особым суффиксом), избегая существительных мужского рода. Развивается так называемая «феминизация языка», которая обусловлена возросшей деятельностью женщин в тех сферах, которые раньше были исконно «мужскими». Например, в немецком: Bundeskanzlerin Angela Merkel, eine US-amerikanische Politikerin, eine Sicherheitsberaterin der Vereinigten Staaten, обращение к коллегам: Liebe Kollegen und Kolleginnen! (в письменной форме KollegInnen, StudentInnen и т.д.). В английском языке, вместо congressman, man and wife предлагается member of Congress, husband and wife.

Одним из основных факторов, повлиявших на возросшую роль женщины в обществе, были СМИ, так как, «поставляя соответствующую информацию, СМИ включаются в процесс и результаты социальной коммуникации, оказывая воздействие на членов конкретного государственно-коммуникативного сообщества, которые существуют в определенных общественно-социальных и политических условиях»3. Другими словами, СМИ определенным образом воздействуют на общественное сознание, моделируя при этом соответствующую картину мира.

Однако если рассматривать СМИ не как общее, безликое понятие «Средства Массовой Информации», а понятие, имеющее определенное лицо (формат) и конкретныхпредставителей, то можно увидеть все ту же языковую личность в лице адресанта или автора-журналиста. Современная стилистика текста указывает на то, что «там, где есть автор, может быть и образ автора – конечно, в каждом типе текстов имеющий специфические черты»4.

Важнейшая стилеобразующая категория публицистического текста, коим являются печатные СМИ, согласно Г.Я. Солганику,
– это автор (адресант). Важнейшая роль категории автора «заключается в том, что она определяет не только стиль конкретных текстов, но и стиль эпохи, того или иного периода. Каждое время характеризуется общим, совокупным представлением об авторе, его идеальным образом»5. Категория автора формируется как результат действия внешних и внутренних газетно-языковых факторов...


 

 

  Формируемая совокупным действием этих факторов, категория автора начинает сильно воздействовать на язык и речь газеты. Сущность этой категории составляют две грани – человек социальный и человек частный. «И хотя в чистом виде они не встречаются (или встречаются крайне редко), но сущность авторского я определяется соотношением именно этих граней.Это крайние точки, два полюса, между которыми располагается огромное количество переходных случаев»6.

Таким образом, понятие «автор» можно свести к двустороннему восприятию данного понятия:

• «человек социальный»

• «человек частный»7.

Выражая социальные или групповые партийные интересы, публицист в то же время говорит от собственного имени, проявляет себя как человек частный, то есть человек, отличающийся от других тем, что он просто «другой», а значит «уникальный» со своими мыслями и идеями и своим собственным (или не всегда «своим») мнением. С точки зрения языка «частность» (или, скорее, индивидуальность) автора видится как раз в выборе стилистических и лексических средств, свойственных именно данной языковой личности.

Другая языковая личность, представленная в СМИ, – это адресат, то есть человек, который воспринимает и «делегирует» для себя тот поток информации, который низвергает СМИ, человек, на которого СМИ влияет. Моделируя образ адресата, автор моделирует и свой собственный образ, ставя себя на место воспринимающего, но не отождествляя себя с ним полностью.

Если сравнивать адресата и адресанта, то двустороннее восприятие автора тождественно двустороннему восприятию адресата, так как адресат есть «человек социальный », с одной стороны, и «человек частный», с другой. Он так же, как и автор, живет в обществе, а значит все те проблемы, которые близки адресанту, a priori близки адресату, но его частный характер здесь будет проявляться как раз в выборе информации, которая близка конкретному адресату.

Проблема «автор – адресат» хорошо известна в СМИ. Эти две категории тесно и сложно взаимодействуют друг с другом. В публицистике, например, расширяя фонд знаний читателя, изменяя, обогащая его картину мира, автор в известном смысле создает своего читателя, но это отношение не сводится только к моделированию личности читающего или воспринимающего. По мнению Солганика, «не менее важно и воздействие читателя на автора...», так как «...изменяющийся образ читателя стимулирует изменения в содержании, в форме подачи информации, идей и в конечном итоге в когнитивном уровне публицистики. В этом смысле можно сказать: читатель создает автора»8.

Создание текста в сфере массовой коммуникации побуждает автора учитывать модель потенциального получателя информации («эскиз аудитории» или «коммуникативный портрет адресата»). При этом автор опирается, с одной стороны, на общность когнитивных установок, выражаемых мыслительными актами, которые имеют ментальную природу. С другой стороны, он исходит из общности языковых (стилистически отмеченных) средств, определяющих привычную для читателя манеру речи пишущего, систему его аргументации, систему выразительных языковых средств, обусловленных особенностями речевого поведения в той социальной группе, интересы которой он отстаивает9.

Несмотря на то, что в СМИ, принято выделять два типа языковой личности (например, в области публицистики – автора и читателя), есть еще один тип языковой личности, который, как нам кажется, играет очень важную роль в формировании общественной мысли и влияния на массы. Имеется в виду субъект, являющийся инициатором действия.

С одной стороны, это может быть интервьюируемый человек, тогда посредником между ним и читателем будет автор, который дословно цитирует речь интервьюируемого и при этом выражает своё собственное мнение. В данном случае и автор, и интервьюируемый субъект являются одновременно и «лицом частным», и «лицом социальным».

С другой стороны, это может быть субъект, по чьему «желанию», «велению» или «требованию» автором пишется статья, либо готовится к изданию или выпуску материал. При этом слова и мысли автора, по сути, не являются его собственными, так как он выступает выразителем «чужой мысли», чужих идей, завуалированных под его собственные и подаваемые читателю как свои, но на самом деле – чуждые ему. В данном случае невозможно говорить об «индивидуальности» автора, так как он, по большому счету, выражает «частное» мнение инициатора. Учитывая этот факт, необходимо понимать количественное соотношение между адресантом и адресатами, которое выглядит, скорее, как «адресант – адресаты», когда за адресатами стоят десятки, сотни, тысячи и даже миллионы людей.

Следовательно, адресант, выражая чужую мысль, идущую вразрез с его отношением к описываемой проблеме, должен понимать, что обязательно найдется адресат, принявший эту мысль как правильное мнение, которое, возможно, повлияет на его собственное.


1. Сусов И.П. Личность как субъект языкового общения // Личностные аспекты языкового общения. Тверь, 1989. С. 9.

2. Караулов Н.Ю. Русский язык и языковая личность. М, 1987. С. 86.

3. Володина М.Н. Язык СМИ – Особый язык социального взаимодействия // Язык СМИ как объект дисциплинарного исследования. Учебное пособие. Ч.2. / Отв. ред. М.Н. Володина. М., 2004. С. 24.

4. Горшков А.И. Русская стилистика. М., 2001. С. 92.

5. Солганик Г.Я. Стилистика публицистической речи // Язык СМИ как объект дисциплинарного исследования. Учебное пособие. Ч.2. Отв. ред. М.Н. Володина. М., 2004. С. 271.

6. Там же. С. 273.

7. Там же. С. 270.

8. Там же. С. 273.

9. Чернышева Т.В. Тексты СМИ в ментально-языковом пространстве современной России. М., 2007. С. 28.



Наши контакты:
600036 г. Владимир, проспект Ленина, 73
Телефон/факс: (4922) 545-929, (4922) 432-943
Экспресс-справка (без выходных):
+7 (910) 171-97-40, luni-eurasia@mail.ru
Яндекс.Метрика
Все права защищены.
© Евразийский лингвистический университет, АНО ВПО
(Владимирский филиал НГЛУ до 01.09.2013 г.).
Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах"
Дизайн и разработка сайта
Интернет-студия LELI
Интернет студия LELI, разработка сайтов, раскрутка сайтов
2011-2018