Интернет-приемная
ВФ НГЛУ - Владимирский филиал Нижегородского лингвистического университета - Евразийский лингвистический университет в г. Владимир
Владимирский филиал НГЛУ Нижегородского лингвистического университета им. Добролюбова | Евразийский лингвистический университет в г. Владимир
Главная INTER-CULTUR@L-NET Выпуск 03/2004 Языковая ситуация и языковая политика в США

INTER-CULTUR@L-NET

 Языковая ситуация и языковая политика в США

 

В.Б. Волозов (США - Россия)

Языковая ситуация в США характеризуется, прежде всего, абсолютным господством английского языка. Факт, казалось бы, самоочевидный, так же, как например, господство китайского языка в Китае, немецкого в Германии или русского в России, одного или нескольких национальных языков в большинстве национальных государств. Но здесь все не так просто и однозначно, если вспомнить, что Соединенные Штаты являются совершенно исключительным в истории сообществом, страной эмигрантов, а не государством, выросшим на местной этнокультурной почве (ethnicity-based state). Уже 130-140 лет назад выходцы из исконно англоязычных этносов были в США меньшинством, а к настоящему времени они - лишь небольшое меньшинство, к тому же со слаборазвитым или вовсе отсутствующим этнокультурным самосознанием, перемешанное с потомками массы других этносов. Господство английского языка является, таким образом, уникальным культурным продуктом американского плавильного котла, а не следствием этнического доминирования. В общеисторическом смысле оно отнюдь не может считаться само собой разумеющимся, каковым оно представляется с обыденной точки зрения.

Население США на протяжении всей двухсоттридцатилетней истории страны, а особенно в последние пятнадцать лет, росло за счет иммигрантов. При этом мощнейшим оружием американизации, утери родных языков и перехода на английский всегда была и остается школа. Национальных школ в том смысле, в каком они всегда существовали в СССР и России (то есть с преподаванием большинства предметов на языках меньшинств) в Америке никогда не было (об исключениях в виде двуязычных программ будет сказано ниже). Языком обучения во всех государственных и частных школах всех уровней является только английский. В сочетании же с умелым, тонким и последовательным преподаванием так называемых civics (граждановедения, сначала вплетенного в другие предметы, а на старшей ступени преподаваемого в качестве отдельного предмета), это приводит к тому, что практически любой выпускник американской старшей школы становится англоязычным американцем, даже если он прибыл в страну всего 5-6-ю годами ранее.

Парадоксальность американской языковой ситуации состоит в том, что в стране, особенно в мегаполисах обоих побережий, можно услышать буквально все языки мира, и это удивительное многообразие подпитывается постоянным притоком новых иммигрантов, а с другой стороны, большинство людей, прибывших в страну в возрасте до 15 лет, и абсолютное большинство второго поколения становятся американцами. В Нью-Йорке, на знаменитом Брайтон Бич, бросается в глаза, что, несмотря на внешнее господство русского языка, подростки говорят между собой исключительно по-английски, а с родителями, дедушками и бабушками - в лучшем случае на ломаном русском, пополам с английскими словами. Заметно также низкое качество русского языка в целом, засоренность его английскими словами, постоянные грамматические ошибки. Интересно, что это отражается и в русскоязычных газетах, где часто пишут на варварской смеси языков, т.е. на реальном эмигрантском языке. Иногда появляется и идеологическое обоснование: русский язык беден, не приспособлен к современным условиям и т.д. Аналогичные явления наблюдаются и в других районах, где сосредоточены выходцы из разных стран, все еще употребляющие в быту родные языки.

 

 

Так отражается американизация сознания иммигрантов. Ведь большинство жителей США мыслят чрезвычайно американоцентрично, рассматривая США, сознательно или бессознательно, как City on the Hill, самое совершенное общество в человеческой истории. Такое отношение автоматически переносится и на английский язык США, который воспринимается как абсолютно самодостаточный источник терминологии для всех остальных языков мира. Тот факт, что нечто техническое вполне переводимо, скажем, на русский язык, часто вызывает удивление. Поездки за границу, подтверждающие высокий международный статус и престиж английского языка, только укрепляют такое мнение. Соответственно, постоянно падает число изучающих иностранные языки (кроме испанского и китайского, но о них ниже). В большинстве школ и вузов ситуация парадоксальна: с одной стороны, выбор языков для изучения гораздо шире, чем в России, и почти всегда имеется преподаватель, являющийся носителем языка. С другой стороны, изучение их необязательно, и чаще всего не продвигается дальше начального уровня. Попросту говоря, ничто в современном мире, кроме внутренней потребности, не подталкивает американца к изучению языков, а миллионы иммигрантов в его собственной стране должны хоть как-то, пусть ломано, но изъясниться с ним по-английски. При всем при этом, многие американские интеллигенты демонстрируют в этом смысле чудеса, выучивая множество языков до совершенства.

В США идет постоянная борьба между двумя сторонами политкорректности: официальным американизмом и официальным мультикультурализмом. Различия между ними не столь велики, как представляется на первый взгляд: ведь сохраняются лишь поверхностные этнографические черты неамериканских культур. Тем более удивителен феномен распространения испанского языка за последние 20 лет. Это, пожалуй, первый в американской истории случай возникновения параллельного mainstream'a в США. Началось все с массовой кубинской эмиграции в Майами с конца 50- годов и по настоящее время, за которой последовали волны из Пуэрто-Рико, стран Центральной Америки (особенно Сальвадора), и настоящее цунами из Мексики на юго-запад США. В Майами испанский давно уже стал языком отдельной культурной элиты, а на юго-западе и в мегаполисах он быстро становится вторым языком. Хотя сами испаноязычные родители почти забраковали идею двуязычного обучения в школах, и она сейчас медленно умирает, это вовсе не означает отмирания испанского языка в США. Ассимиляция испаноязычных подростков, разумеется, идет, но она замедляется постоянным притоком не владеющих английским сверстников с юга, наличием чрезвычайно широкой и разнообразной латиноамериканской культурной среды (особенно телевизионной), их демографическим перевесом над Англос. В результате на юго-западе возник культурный феномен Spanglish'а, захватившего и часть англоязычной молодежи. Испанский стал единственным иностранным языком, поставляющим заимствованные слова в английский, языком, который американцы массово изучают, и довольно массово знают. Конечно, растет и количество изучающих китайский (по экономическим соображениям), и арабский (после 11 сентября), но они, в отличие от испанского, не являются внутренними феноменами американской культуры.

Дальнейшая эволюция языковой ситуации в США будет зависеть от:

  • сохранения и укрепления статуса единственной супердержавы, породившего беспрецедентную роль английского языка в современном мире;
  • продолжения массовой эмиграции;
  • идейной эволюции США в направлении либо большей многокультурности, либо, напротив, более жесткого культурного единообразия.
Для России, в связи с нынешними миграционными процессами в стране, наибольший интерес представляет американский опыт аккультурации иммигрантов, особенно через школу.

 


Наши контакты:
600036 г. Владимир, проспект Ленина, 73
Телефон/факс: (4922) 545-929, (4922) 432-943
Экспресс-справка (без выходных):
+7 (910) 171-97-40, luni-eurasia@mail.ru
Яндекс.Метрика
Все права защищены.
© Евразийский лингвистический университет, АНО ВПО
(Владимирский филиал НГЛУ до 01.09.2013 г.).
Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах"
Дизайн и разработка сайта
Интернет-студия LELI
Интернет студия LELI, разработка сайтов, раскрутка сайтов
2011-2019